Гжель

Гжельский фарфор, пожалуй, самый известный народный промысел Московской области. В настоящее время гжельская посуда и сувениры изготавливаются как фабричным так и кустарным способом. Вдоль Егорьевского шоссе есть несколько поселений, которые все вместе и образуют Гжельский куст.

Фабрика находится в поселке Новохаритоново, при фабрике работает магазин, музей и организованы экскурсии по производству.

Чтобы попасть в музей нужно заблаговременно созвониться с экскурсоводом. Она назначит удобное время (такое, чтобы не было групповых экскурсий). Когда мы приехали еще не было никого кроме вахтерши. Позже подтянулась еще одна пара — парень с девушкой. Затем пришла экскурсовод и началась экскурсия по музею. Завод и музей находятся в некотором запустении. В апреле тут было холодно.

Раньше в Гжели было первоклассное месторождение белой морской глины. Ломоносов увидев пробу даже воскликнул, что никогда такой чистой глины не видел. Вокруг карьера царь немедленно выставил оцепление и практически вся глина шла на создание медицинской посуды. Теперь месторождение выработано и глину поставляют с Украины.

До революции изготовлением посуды и игрушек занимались свободные крестьяне (Гжель принадлежала императорскому двору и на ее территории не было крепостного права). В XIX в. по Касимовскому тракту (ныне Егорьевское шоссе) ехал в Москву на постоянное жительство богатый татарин с кучей денег. И решил он заночевать у крестьянина Кузнецова (тот самый, что потом основал фабрику в Дулево). Больше никто этого татарина никогда и не видел. Сперва все подумали, что хозяин дома его и убил, но крестьянин сказал, что татарин ушел рано утром, а если кто ему не верит, то могут обыскать дом. Обыск ничего не дал. Но через несколько лет Кузнецов купил оборудование и открыл фабрику. Практически все подмосковные фарфоровые заводы основаны Кузнецовым.

Дела пошли в гору и Кузнецов стал поставщиком императорского двора. При помощи заграничных технологов его потомки подняли качества фарфора до мировых высот. Где-то в 1914 году один технолог захотел вступить в долю с владельцем фабрики. Но владелец фабрики ему отказал. В результате, технолог вместе с технологией решил перебраться куда-то под Нижний Новгород. Да и пропал. Технология исчезла вместе с ним и как делать такой фарфор, как сделать, чтобы позолота не стиралась уже никто не знает. После революции Кузнецов отдал заводы советской власти и вскоре умер. В Гжели стали делать агитационный фарфор. Экскурсовод говорила о нем с перенбрежением. Ведь качество у него было далеко не тем, что шло к императору… Однако аукционеры говорят, что агиттарелки продаются в Лондоне по 4 000 фунтов.

До Второй мировой войны фарфор был не только синим. После войны возникли проблемы с краской. Удалось достать только кобальтовую. Синий фарфор и получил Гран-При в Париже. Решили, что от добра добра не ищут и стали делать преимущественно синим.

Для Бориса Ельцина изготовили сервиз в зеленом. Сервиз на множество гостей, для каждой персоны 44 предмета. Кстати, сервиз хранится в музее не потому что президенту работа не понравилась, а потому что все ценные вещи на фабрике делают в 2-х экземплярах. Вдруг что-то разобьется, а у них есть запасная копия!

Мне больше нравится разноцветный фарфор.

Производство

Экскурсия по производству и  музею вместе стоит 250 рублей (на 2009 год). На производстве фотографировать запрещено, но редакции pmvd.info удалось сделать несколько кадров.

Это формовочный цех. Здесь смесь из которой потом получится фарфор заливают в формы и дают затвердеть. Оказывается, что сейчас вытягивание на гончарном круге практически не применяют.

Из этих заготовок выйдут отличные матрешки.

Необрезанные бычки. У застывших форм обрезают шов и затирают место шва губкой.

После этого формы на палетах загоняют в печи. Обслуживает печь обжигальщик. Это очень важная профессия. Если обжигальщик поставит одну деталь с краю печи, а другую в центре, то в процессе обжига они ужмутся по-разному и будет брак.

Сейчас в цехе обжига используются германские печи, но электроника стоит советская. Германские печи небольшого размера и поэтому большие изделия обжигать невозможно и на данный момент большеразмерного гжельского фарфора не производят. Температура в печи может достигать 4 000 градусов. После обжига изделие уменьшается на 17% и через несколько обжигов становится очень прочным. Чтобы фарфор стал еще прочнее используют разные добавки. Например, в китайский костяной фарфор добавляют кости животных.

Готовая форма «Дачницы»

После обжига фигурку окунают в подкрашенную воду. Так очень легко найти дефекты — различного рода трещины. Сoстав красителя такой, что после повторного обжига он выгорает без следа. После второго обжига изделие начинают расписывать.

Расписчицы не имеют художественного образования, но художественным вкусом обладать обязаны. Грамотная расписчица может за день расписать несколько десятков чашек, тарелок и проч. Во время росписи кобальтовая краска черная и узор не особо читается. Красота мазков проступит только после финального обжига.

На настоящую «гжель» всегда ставят фирменное клеймо.

Расписанное изделие окунают в глазурь. Глазурь — это тоже глина и не представляет никакой опасности, поэтому макают изделие туда голыми руками. Дно изделия стараются смазать парафином. Это делается не для того, чтобы дно было шершавым и не скользило, а для того, чтобы во время высокоградусного обжига наша коровка не прилипла к палете.

После финальный обжига изделие идет к потребителю.

Комментарии закрыты